Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поисково-исследовательская работа

Николай Мефодиевич Капустин

Из книги П. А. Жищенко "Боевой путь 44-й отдельной стрелковой бригады"

В боях под Москвой отличились и лыжные батальоны. В одном лыжном батальоне ротой командовал лейтенант Капустин Николай Мефодиевич, наш земляк родом из Ачинска. Со своей ротой он прошел весь тяжелый путь лыжника. Зима под Москвой в 1941 году была многоснежной и холодной. Но лыжники действовали решительно и смело. Они использовались в основном для нападения на вражеские гарнизоны с тыла. Там, где лыжные батальоны наступали вместе со стрелковыми подразделениями, будучи им приданными, желанного успеха там не было. Но данная ошибка была исправлена. Как только это было сделано, пришел успех. Это было под деревней Степаново. Шесть дней шли бои за этот населенный пункт. Лыжники ударили по фашистам с тыла, стрелки - с фронта. Фашисты не выдержали комбинированного удара наших воинов и оставили деревню. Немалый урон врагу нанесла в боях за Степаново и рота Николая Капустина. В середине февраля 1942 года вся 1-я ударная армия была переброшена на Северо-Западный фронт в район Старой Руссы. Здесь в Демянске в полуокружении наших войск находилось 6 фашистских дивизий. В задачу 1-й ударной армии вместе с другими соединениями входило окружить и уничтожить демянскую группировку немцев.

Начало нашего наступления было удачным. Но затем немецкое командование подтянуло свежие войска из Западной Европы, много авиации, и нам пришлось отступать, неся большие потери. В апреле месяце 1942 года лыжные батальоны были объединены и вошли в состав 44-й отдельной стрелковой бригады, которая занимала оборону на левом фланге 1-й ударной армии. В первом батальоне этой бригады командиром одной из рот был Николай Капустин. Его рота находилась правее райцентра Поддорье, который был в руках немцев. Они иногда делали попытки сбить наших с занимаемых позиций.

Во время одного из таких боев фашисты ворвались в наши окопы. Но бойцы роты Капустина выстояли. Сержанта Бондаренко немцы окружили. Он отбивался до последнего, но с поста не ушел. За этот самоотверженный поступок он был награжден орденом Красной Звезды.

В середине февраля месяца командование фронта разработало шестую и последнюю операцию по уничтожению демянской группировки гитлеровцев. К ее осуществлению была привлечена и 44-я бригада, а в ней и рота Николая Капустина.

Для страны конец 1942 - начало 1943 года было тяжелым. Не хватало всего: самолетов, танков, снарядов, патронов, продуктов. Но на фронте знали, что и в таких условиях нельзя давать покоя врагу. И вот очередное наступление на горловину, соединяющую демянскую группировку фашистов с основным фронтом. Практически без поддержки авиации, танков бойцы по колено в снегу в 30-градусный мороз двинулись к немецкой обороне. Ясное дело, наступление было безуспешным. Но немцы испугались. Опасаясь полного окружения и уничтожения, они оставили Демянск. Это произошло 23 февраля 1943 года.

Все эти дни последнего боя на Северо-Западном фронте Капустин со своей ротой сделал все, чтобы достичь успеха. Его рота понесла большие потери. Сам Капустин остался невредим. Наступление наше было приостановлено.

Дальше война забросила Николая Капустина снова в Подмосковье. Сюда была переброшена 44-я стрелковая бригада. Здесь она стала 62-й стрелковой дивизией. Наш первый батальон преобразован в 104-й стрелковый полк, и в нем Николай Капустин продолжал командовать ротой.

В августе 1943 года дивизия начала наступление направлением на Смоленск. Освобождены станция Павлиново и еще несколько населенных пунктов, а дальше высоты у деревень Потапово и Матвеевщина. Полтора года немцы укрепляли здешние позиции. Обороняли их дивизии, которые в 1941 году пытались взять Москву, среди них и те, которые в деревне Петрищево казнили Зою Космодемьянскую.

Все командование полка вышло из строя: начальник штаба полка, ранены его заместитель Жуковец, начальник связи полка Колобовников, командир первого батальона Антонов, командир полка Кудрявцев. Из офицеров Николай Капустин продержался дольше всех. Но осколок снаряда настиг и его. Раненный в левую руку, он покинул полк. Потом судьба бросала его как хотела. Участвовал во взятии Кенигсберга, воевал с японцами и бандеровскими бандами на Украине. После демобилизации вернулся в свой Ачинск. Много лет Николай Капустин провел вдали от родных мест, которые он так любил. Но тоска по родному краю его не покидала. Об этом он писал в своих стихотворениях, например в этом.

Тоска по Родине


Добрый день, родимый край Сибири!
Добрый день, родные и друзья!
Шлю привет вам с Украины
И желаю лучшего житья.
Вспоминая день последнего прощанья,
Помню всех, кто добрый путь желал,
Видел тех, кто с чувством и страданьем
Слезы рукавом с лица стирал.
С тех пор прошло уже немало,
Наступил уже девятый год,
С тех пор и меня у вас не стало,
Стал родным мне другой народ.
А хотелось бы взглянуть хоть издали,
Как расцвел родимый уголок.
Посмотреть, какими вы все стали,
Не цветет ли горный хохолок?

Приписка Николая Капустина: "Можно петь на мотив песни о военной сестре "Помню дым походного привала, сон бойцов у жаркого костра"".

Прочитал я последние строки Николая Капустина, и память вернула меня в 1942 год. Названную Капустиным песню о военной сестре в нашем первом батальоне пел комиссар батальона. У него я перенял эту песню и пою ее сегодня. Но оказывается, что и Николай Капустин запомнил ее. Значит, она стала песней первого батальона 44-й бригады. Вот эта песня:


Помню дым походного привала,
Сон бойцов у жаркого костра,
Руку мне тогда перевязала
С нами вместе шедшая сестра.


Стало сердцу радостно, не скрою,
Этой темной ночью у костра.
Показалась мне она сестрою,
Но сестер ведь нету у меня.


Не забыть мне тихий и короткий
После боя сделанный привал,
Девушку в шинели и пилотке -
Ту, что я сестрою называл.


Помню дым походного привала,
Сон бойцов у жаркого костра,
Руку мне тогда забинтовала
Славная военная сестра.

Мы с Н. Капустиным знали друг друга с лета 1942 года. К тому времени лыжные батальоны уже были расформированы и вошли в состав 44-й стрелковой бригады. Капустин стал командиром роты в первом батальоне, а я после залечивания ран, полученных под Старой Руссой, снова вернулся в свой первый батальон и продолжил службу фельдшером батальона.

По отношению к Николаю судьба была благосклонна. Он уцелел в тяжелейших боях под Москвой, в жестоком сражении под Старой Руссой, пережил острейший период шестидневных наступательных боев 62-й дивизии около деревни Потапово в Калужской области. Но осколок немецкого снаряда все же его нашел. Перевязал я ему раненую левую руку, и он ушел в госпиталь.

Дальше я о нем ничего не знал. Но вот меня волею судьбы забросило в Красноярск. До этого я жил на Украине. И сразу начал искать следы 44-й стрелковой бригады. О ней написал книжонку "Боевой путь 44-й отдельной стрелковой бригады". Поиски Николая Капустина привели меня к его дочери Галине Николаевне. Узнал, что Николая уже нет в живых. Рассказываю ей об отце. Говорю о ранении ее отца. А она, как услышала об этом, сказала: "Как хорошо вы знали моего отца!" - и: заплакала. Не сдержал свои слезы и я.

Поколение грозных 40-х годов ХХ века не испугалось вступить в смертельную схватку с армией фашистской Германии - самой сильной в то время армией капиталистического мира - и одержало победу!

Жищенко П. А., ветеран 44-й ОСБР