Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поисково-исследовательская работа

Кулешов Георгий Михайлович

Записи из дневника

Война

Город Красноярск изменился, стал пустынным, на улице уже не гуляли с весёлыми лицами горожане, а все спешили куда-то озабоченные и грустные. Враг продвигался внутрь страны.

5 ноября нас обмундировали: выдали комсоставскую одежду и снаряжение: полевую сумку, планшетку и ремни с пустой кабурой для пистолета "ТТ". Я оделся и зашел в коллегию адвокатов, где встретил председателя Болданкова. Он меня оглядел и сказал: "Какой ты мужественный стал в воен-ной форме".

20 ноября 1941 года вечером из Красноярска мы отправились на фронт.

Остановка была в Свердловске, где нам загрузили двенадцать 76 мм пушек.

Подъезжая к Москве, мы увидели лучи прожекторов, которые рыскали по небу, ища вражеские самолёты. Слышны были глухие разрывы. Ночью прибыли на станцию Хотьково недалеко от Моск-вы. За час эшелон был разгружен, и мы пешком отправились по дороге за станцию. В строю нам выдали паёк на 3 дня, и колонной мы пошли по просёлочной дороге к фронту. Затем вышли на шоссе, вдоль которого пролетали самолёты и стреляли трассирующими пулями. Курить запрещалось, чтобы не обнаружить себя. По шоссе пробуксировали 2 подбитых самолёта и несколько танков.

В селе Костино остановились на короткий отдых. На рассвете мы двинулись дальше. Часа через два над шоссе появились немецкие самолёты. На крыльях черные кресты... Они стреляли, но приблизиться к двигавшимся по шоссе им не давали зенитные установки на машинах, которые беспрерывно стреляли по самолётам. Появились самолёты на высоте и стали бросать бомбы, но они падали вдоль шоссе в поле и идущим вреда не причиняли. Наши зенитки сбили один самолёт. Бывалые сказали: "Один стервятник нашёл себе могилу!" Появились наши самолёты и отогнали стервятников. Дорога из села соединялась с шоссе, которое то выходило из леса в поле, то опять погружалось в лес.

Интересно моё состояние. Какая-то апатия нашла. Я не испытывал страха перед самолётами и пред-стоящим боем, а находился в спокойном состоянии и с любопытством смотрел на все окружающее. Когда мы углублялись в лес, то возникало какое-то облегчение, а когда выходили на открытое место - невольно настораживался.

На рассвете послышался шум моторов, и из леса показались мотоциклы с немцами, их было 5. Когда осталось метров 150, мы открыли огонь.. Один мотоцикл, задний, успел повернуть и уехать, остальные остались. Немцы были перебиты, за исключением одного, он был ранен в руку. Его отправили в штаб с обнаруженными у убитого командира документами, чтобы через него и по документам установить: какая часть перед нами и её боевое оснащение.

Это была разведка, и надо было ждать основного удара. Наш батальон хорошо закрепился: отрыли окопы, траншеи, даже соорудили блиндаж для командира и его штаба. Часа через полтора появились немецкие танки и пехота - автоматчики. Когда танки от нас были метров за 200 , по ним первыми стали стрелять сорокопятки и ПТРовцы - солдаты с противотанковыми ружьями. Первый танк заго-релся сразу, потом другой, третий... Разгорелся бой. Вокруг рвались снаряды, поднимая комья земли. Свистели пули, стонали раненые. На правом фланге танки подошли вплотную к нашим окопам и траншеям. 2 из них оказались у нас в тылу, но ребята - смельчаки их подорвали гранатами. Вдруг наступило подозрительное затишье, а сзади нарастал гул. Я оглянулся и увидел несколько наших танков. Они мгновенно пересекли наши позиции, стреляя на ходу. Наши бойцы с криком "Ура" побежали за танками.

Немцы стали отходить к лесу, оставляя убитых и раненых. Наши танки дошли до леса и остановились.

В этом бою мы подбили 11 танков и уничтожили до ста фашистов. У нас было убито 17 красноар-мейцев и 30 ранено с отправлением в тыл. Были и легко раненые, но они остались в батальоне.

Вечером поступило указание отойти налево к каналу. Прошли село Степаново и остановились за селом у опушки леса, где уже были отрыты окопы и траншеи. В километре от нас д. Додинеево, которое стояло между г. Дмитров слева и г. Яхрома справа. Прибыл офицер связи штаба бригады установить потери батальона и передал приказ комбрига об обороне - т.е. закрепиться на этом участке.

На передовой было относительно тихо, только самолёты врага беспокоили, периодически налетали звеньями по 3 - 6 самолётов с бомбами.

Немцы с самолёта сбрасывали листовки, в которых агитировали переходить к ним или причинять себе вред, чтобы сохранить себе жизнь. В листовках сразу были пропуска, которые служили для перехода к ним.

Политработники и мы (военный трибунал) листовки собирали и уничтожали.

6 декабря 1941 года поступил приказ о подготовке к боевым действиям - наступлении. В селе Степаново немцы выселили жителей, а крайние дома, стоящие в нашей обороне, превратили в дзоты: на уровне земли вырезали в стенах амбразуры и установили пулемёты, пушки, вкопали между домами танки. Перед селом стоял 1-й батальон, а с флангов 2-й и 3-й батальоны, 4-й был в резерве. Перед домами села поляна шириной 400 метров, которая разделяла 1-й батальон и немцев. В лоб взять деревню, без помощи авиации бомбардировочной, невозможно.

Кожевников опять нас разослал по батальонам проводить беседы с бойцами на патриотические темы. Я опять в 1-м батальоне, сюда и пришел Крыночкин. В роте шли занятия по тактике наступательных действий, проверяли и пополняли боекомплекты. Тут меня знали и принимали как бывалого воина. Командир роты мне доверительно сообщил, что к вечеру намечается наступление на немцев

На ужин была гречневая каша с тушенкой и чай с хлебом и сахаром.

Часа через полтора наша артиллерия открыла массированный огонь по немецкой обороне, продолжался он полчаса. Все заняли позиции в траншее, готовясь после артиллерийского огня пойти в наcтупление на с. Степаново.

Из личного архива Г.М. Кулешова